Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Джош Кули

Josh Cooley
Джош Кули
Профессии: Режиссёр, Сценарист, Актёр, Играл себя
Пол: Мужской
Первый фильм: 2009
Последний фильм: 2019
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Фильмы


Фото

Фото Джош Кули

Новости

01.01.2020 17:17

Лучшие фильмы 2019 года по версии LF

2019 год благополучно миновал. Обещанные Ридли Скоттом к ноябрю репликанты так и не нагрянули (или же хорошо ассимилировались), но уповать на недостаток впечатлений, открытий и культурных переосмыслений брату-киноману не приходится. Нам удалось запечатлеть на экране продолжения и гранд-финалы грандиозных саг, с одной стороны, и тихие, но бьющие в самое сердце высказывания — с другой. Покрытие очередным слоем позолоты имен элитных творческих единиц и громкие прорывы тех, кого еще вчера приходилось старательно гуглить даже эрудированным и насмотренным синефилам. И даже пресловутое столкновение бумеров и зумеров (кейс Скорсезе против Marvel) еще до того, как это стало глобальным мемом.

Среди всего прошлогоднего репертуарного многообразия мы выбрали 15 фильмов, которые точно не исчезнут во времени, как слезы под дождем.
Читать полностью
Поделиться:

23.06.2019 17:11

На пути к собственному счастью. Рецензия на фильм «История игрушек 4»

Мир знает не так много идеальных трилогий. Но не спешите начинать перечисление таких фамилий, как Коппола, Райт, Земекис и Нолан, ведь речь идет о трилогиях анимационных. Уже сложней? Эталонной в этом плане являлась серия фильмов, первая часть которой совершила революцию в мультипликации больше двух десятилетий назад. «История игрушек» от не нуждающейся в отдельном представлении студии Pixar в 2010-м, казалось бы, поставила превосходную точку в истории, логично завершив свою пронзительную сказку о детстве взрослением одного из центральных персонажей — мальчика Энди. Однако, к удивлению, да и чего уж там скрывать, к большому сожалению многих, студия анонсировала производство четвертой части, выход которой пришелся на лето 2019-го. В итоге «История игрушек» навсегда утратила звание идеальной анимационной трилогии, зато родился редкий пример изумительной тетралогии.

Четвертая часть невольно загнала себя в рамки одного единственного вопроса, с которым зрители будут идти в кинотеатры, дабы найти ответ: «Зачем, собственно, нужно было снимать продолжение вообще?». Девять лет назад одна из самых каноничных серий студии Pixar очень нежно и деликатно перешла от беззаботных детских фантазий, когда ребенку для счастья нужна была лишь коробка с игрушками и комната для игр, к вступлению во взрослую, требующую ответственности жизнь, где игрушкам уже нет места. Повзрослевший Энди, поступивший в колледж, передал в финале третьего фильма всю свою коллекцию застенчивой непоседливой Бонни, которой еще только предстоит пойти в школу. Однако четвертая часть не делает шаг назад, не фокусируется снова на детской безмятежности и заботах юной Бонни. Серия логично продолжает основную тему предыдущего фильма: после полного созревания человека, его полноценного вступления во взрослую жизнь, начинается период, когда пора задумываться о собственной семье и перестать зависеть от кого бы то ни было. Тем самым главными темами «Истории игрушек 4» становятся родительство и эмансипация.
Читать полностью
Поделиться:

16.06.2019 21:04

Базз, Чаки и Дылда: смотрите на этой неделе

Главную ставку российские прокатчики на следующей неделе явно делают на анимационный проект «История игрушек 4». У студии Pixar промашки бывают редко, да и публика давно полюбила героев этой киносерии. Кроме того, трейлер радует глаз великолепным качеством графики, а первые рецензии на ленту обещают зрелище веселое, увлекательное и с большим сердцем.

Помимо заведомо успешной анимации в наших кинотеатрах состоится премьера новой, нашумевшей в Каннах ленты Кантемира Балагова о том, чем жили и дышали ленинградцы сразу после войны, перезагрузка старого хоррора про кровожадную куклу, признание в любви городу Берлину и музыкальная драма с Эль Фаннинг.
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.59

Все | Актёр | Режиссёр | Сценарист

Фильмография

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


История игрушек 4
История игрушек 4 (2019)

Toy Story 4 (7.90)

George & A.J.
George & A.J. (2009)
(6.40)

Сценарист [ скрыть ]


История игрушек 4
История игрушек 4 (2019)

Toy Story 4 (7.90)

Головоломка
Головоломка (2015)

Inside Out (9.10)

Small Fry
Small Fry (2011)
(0.00)

George & A.J.
George & A.J. (2009)
(6.40)

Актёр [ скрыть ]


Игрушечная история террора
Игрушечная история террора (2013)

Toy Story of Terror (7.60)
Officer Phillips (голос)

Small Fry
Small Fry (2011)
(0.00)
Cashier (голос)

Вверх
Вверх (2009)

Up (8.30)
Omega (голос)

Тачки: Байки Мэтра
Тачки: Байки Мэтра (сериал) (2008)

Mater's Tall Tales (7.10)

Играл себя [ скрыть ]


Себя

Премьеры
27.02
Яга. Кошмар темного леса
Yaga. Koshmar tyomnogo lesa
27.02
Переводчики
Les traducteurs
27.02
Моя собака Идиот
Mon chien Stupide
27.02
Иди к папочке
Come to Daddy
27.02
Пушистые мошенники
Latte & The Magic Waterstone
все премьеры

Топ 250
16
Славные парни
Goodfellas (8.80)
18
Касабланка
Casablanca (8.80)
19
Семь самураев
Shichinin no samurai (8.80)
20
Матрица
The Matrix (8.70)
21
Властелин колец: Две крепости
The Lord of the Rings: The Two Towers (8.70)
22
Форрест Гамп
Forrest Gump (8.70)
23
Город бога
Cidade de Deus (8.70)
24
Семь
Se7en (8.70)
25
Молчание ягнят
The Silence of the Lambs (8.70)
весь топ
01.01.2020
Лучшие фильмы 2019 года по версии LF

2019 год благополучно миновал. Обещанные Ридли Скоттом к ноябрю репликанты так и не нагрянули (или же хорошо ассимилировались), но уповать на недостаток впечатлений, открытий и культурных переосмыслений брату-киноману не приходится. Нам удалось запечатлеть на экране продолжения и гранд-финалы грандиозных саг, с одной стороны, и тихие, но бьющие в самое сердце высказывания — с другой. Покрытие очередным слоем позолоты имен элитных творческих единиц и громкие прорывы тех, кого еще вчера приходилось старательно гуглить даже эрудированным и насмотренным синефилам. И даже пресловутое столкновение бумеров и зумеров (кейс Скорсезе против Marvel) еще до того, как это стало глобальным мемом. Среди всего прошлогоднего репертуарного многообразия мы выбрали 15 фильмов, которые точно не исчезнут во времени, как слезы под дождем. «Фаворитка» (Йоргос Лантимос) Героиня Эммы Стоун в кульминационной сцене «Ла-Ла Ленда» пронзительно пела: «...a bit of madness is key to give us new colors to see». Эта строка идеально ложится в режиссерские принципы Йоргоса Лантимоса, приносящего безумие и новые краски в каждый свой проект без оглядки на устоявшиеся каноны того или иного жанра, даже если речь идет о такой чинной, скучной и пыльной категории, как костюмированная драма. Поместив в викторианские декорации смелый сюжет о любовном треугольнике между королевой Анной и ее попеременно опережающими друг друга фаворитками, Лантимос дает волю своей творческой чудаковатости, которая здесь проявляется еще более выпукло, тонко и остроумно. Наблюдать за перетягиванием внимания Ее Величества забавно, порой неловко, но всегда увлекательно, учитывая, что каждый следующий шаг одной из претенденток на близость к монаршему телу (тот случай, когда выражение стоит воспринимать буквально) должен превосходить предыдущий. И сходу не понять, кто в этих затейливых отношениях удав, а кто — кролик. Оливия Колман, Рэйчел Вайс и уже упомянутая выше Эмма Стоун выдают сногсшибательные перформансы, образуя такие раскаты грома и вспышки молний, что того и гляди пробки выбьет. Абсолютно заслуженный «Оскар» для Колман и номинации для ее партнерш. «Зеленая книга» (Питер Фаррелли) Зачастую, выбирая фильм для просмотра, мы становимся жертвами собственных ожиданий. Стоит блистательному режиссеру в череде шедевров представить просто хорошую, добротную работу, как зритель, пришедший с заведомо завышенной планкой, принимается плеваться и чертыхаться. Поэтому иногда соответствия ожидания и реальности оказывается более чем достаточно, чтобы засчитать поход в кинотеатр как удачный. В этом плане главным крауд-плизером минувшего года, безусловно, стала биографическая драмеди Питера Фаррелли «Зеленая книга». Архисюжет перевоспитания и столкновения противоположностей (болтливого мужлана и утонченного музыканта) с неминуемым следованием к хэппи-энду в полной мере удовлетворяет запрос аудитории на душевное, приятное, жизнеутверждающее кино с приятным послевкусием. И пусть финал (а то и вовсе финальная сцена) картины читается легко и безошибочно, а возникающие по ходу путешествия героев Вигго Мортенсена и Махершалы Али конфликтные ситуации разрешаются довольно легко и оперативно, наметить повторную встречу с «Зеленой книгой» вам наверняка захочется. «Закатать в асфальт» (С. Крэйг Залер) Никто в современном американском кинематографе не выступает столь убедительно с позиции певца брутального, сурового и бескомпромиссного мужского кино, как С. Крэйг Залер. Обколотив кулаки в вестерне «Костяной томагавк» и тюремной драме «Драка в блоке 99», постановщик отправился возвращать исконную маскулинность в жанр полицейского триллера. «Закатать в асфальт» помещает зрителя в жестокий мир каменных джунглей, где двое хищников, обремененных признаками власти и положения, не справляются с изменениями в укладе стаи (с каких это пор в лексиконе полицейского должно присутствовать слово «политкорректность»?) и изгоняются прочь. Повод пересмотреть свои методы и жизненный курс в целом? Нет, скорее стать на путь падальщиков. Драматургический костер «Закатать в асфальте» не полыхает, а по большей части тлеет — от всего внушительного 159-минутного хронометража экшен занимает от силы процентов 20%, изредка сменяя процессы проектирования будущих действий и бесчисленные смол-токи. При этом график вовлеченности в происходящее не проседает ни на секунду, а динамика умудряется проявляться даже в статике. И да, как же хорошо, что Голливуд все-таки простил Мела Гибсона за былые грехи! «Мы» (Джордан Пил) Еще в своем громогласном дебюте «Прочь» Джордан Пил ясно дал понять, что тропой прямолинейного хоррора он двигаться на намерен, предпочитая вместо этого ветвистые жанровые и смысловые перекрестки. Лента «Мы» уверенно продолжила генеральную линию предшественника, пугая не столько содержанием, сколько контекстом, и оставляя за собой вереницу недосказанностей и благодатную почву для произрастания фанатских теорий разной степени адекватности. Сама идея наличия подземных двойников, пошагово повторяющих жизненный сценарий своих «исходников», но в более скупых бункерных декорациях, будто бы выдернута из конспирологического телерасследования, в котором обязательно присутствуют резкие наезды камерой и тревожная музыкальная подложка. Но в мастеровитых руках Пила то, что звучит как бредовый наброс, вдруг превращается в многослойное творение, в геноме которого находится место и едкой социальной сатире, и политическому манифесту, и респектабельным референсам. Безусловно, самая занятная киноголоволомка 2019 года. «Джон Уик 3» (Чад Стахелски) С момента появления первой части «Джон Уик» занял в запутанной петле пристрастий избирательных киноманов примерно то же место, что читмил в рационе спортсмена или песня раннего Валерия Меладзе в плейлисте нетрезвого хипстера — guilty pleasure, являющегося не изменой привычному вкусу, а скорее ситуативным флиртом. Триквел франшизы возводит в куб лихость, ураганность и изобретательность экшен-сцен, формальность сюжета и способность посмеяться над собой. То, что непростительно для серьезного и насупленного боевика, «Джону Уику 3» легко сходит с рук, будь то убийство книгой в библиотеке, эпизод погони с участием лошади и мотоциклов или внезапное признание главного героя: «Я — дитя Беларуси». Ну а присутствие в кадре Киану Ривза для любого проекта сродни индульгенции. «Боль и слава» (Педро Альмодовар) Режиссерам на склоне лет бывает свойственно мемуаризировать свои работы, вкрапляя в них все больше личного и сокровенного. Иногда это получается уместно и содержательно, чаще — пошло и необязательно и очень редко — цельно, точно и обезоруживающе. «Боль и слава» Педро Альмодовара — исключительный зверь третьего вида. О том, что маститый испанский кинематографист спроецировал себя на героя Антонио Бандераса, который, к слову, здесь выдает лучшую роль в карьере, становится понятно уже при взгляде на постер — в тени протагониста безошибочно читается силуэт Альмодовара. С первых же кадров «Боль и слава» берет доверительную интонацию, будто бы нашептывая на ухо каждому зрителю о взлетах и падениях, приобретениях и потерях, жизнеопределяющих встречах и горьких расставаниях героя. Увлекательная прогулка по закоулкам памяти вкупе с эмоциональной ревизией рисуют сложный портрет творца в перманентных поисках счастья и успеха и призрачной надеждой, что эти два компонента однажды пересекутся. «История игрушек 4» (Джош Кули) То что и так работает, принято не трогать, а то что идеально завершено, как-то неразумно продолжать дальше. С учетом концовки третьей части, расставившей все точки над i и не оставлявшей просторов для дальнейших рассуждений, «История игрушек 4» изначально казалась рисковым и необязательным предприятием. Но Pixar удалось не то что удержать планку франшизы, а установить новую, покорить которую в ближайшие годы вряд ли кто-то сможет даже с альпинистским снаряжением. Эволюция героев, переоценка ценностей и своего места в этом мире, трудности выбора — четвертая серия поднимает взрослые темы, пусть и маскируя их тряпичностью, пластмассовостью и плюшем. Дети стали старше, а игрушки — мудрее и самостоятельнее. Теперь, похоже, маршрут этого удивительного, познавательного и очень ценного путешествия длиной в 24 года подошел к концу. Хотя... как известно, бесконечность — не предел. «Паразиты» (Пон Джун-хо) Признайтесь, что в отрыве от оценок и с отключенной брезгливостью наблюдать за тараканами крайне занимательно. Их живучестью, выносливостью, адаптивностью и реактивностью размножения можно только восхищаться. Меж тем среди людей таких вредителей тоже в достатке. Пон Джун-хо, один из главных триумфаторов и притягивателей кинонаград этого года, отодвигает плинтус социального уклада современной Южной Кореи и являет публике семейство, чье естество завязано на паразитировании без малейших попыток принести пользу или дать обществу хоть что-то. Даже после того как по счастливому стечению обстоятельств героям удается протоптать дорожку в более благотворные условия, их принципы и мироотношение остаются незыблемыми — все-таки таракан везде остается тараканом: хоть в старом сарае, хоть в Букингемском дворце. «Паразиты» очень умело маневрируют между жанрами и настроениями аудитории, преуспевая в каждом из них. Пон Джун-хо ставит зрителя в положение Ахиллеса, пытающегося догнать черепаху, с поправкой на то, что оцениваемые последствия разрушительной деятельности двуногих вредителей никак не могут поравняться с реальными. Сам же постановщик демонстративно занимает позицию над схваткой, не пытаясь проникнуться симпатией ни к одной из сторон и представляя каждую из них максимально выпукло и гротескно. Конечно, богачи могут себе позволить мелки от паразитов, но вот чей силуэт на полу будет ими по итогу обведен — большой вопрос. «Солнцестояние» (Ари Астер) Сила кино не всегда заключается в способности сподвигнуть на какой-то важный поступок или пересмотр взглядов. Порой важнейшее из искусств действует грубо и даже варварски, забирая разум во временный плен и блокируя способность оказывать сопротивление. Самым обескураживающим и лишающим дара речи зрелищем 2019 года стало «Солнцестояние» бесконечно многообещающего и уверенно расширяющего границы тесного жанра режиссера Ари Астера. Перевернув на 180 градусов главный паттерн хорроров, кромешную темноту, постановщик заставляет шарахаться от яркого солнечного света и пасторальных пейзажей. Тем самым эстетика прекрасного становится на службу ужасному. Но декорации выступают лишь потворщиками сюжетной галлюцинаторной круговерти, в центре которой — загадочный культ с необычным устоем и шокирующими обычаями. «Солнцестояние» заходит сразу на два уровня устрашения: поверхностный (непосредственно во время просмотра) и глубинный, приходящий в процессе осознания, что никаких сверхъестественных атрибутов лента не содержит и при состыковке ряда условий ее события вполне себе воспроизводимы в реальности. А наблюдая за эмоциональным и духовным пробуждением в коммуне изначально подавленной главной героини в исполнении восхитительной Флоренс Пью, четко рисуешь в голове фоторобот потенциальной жертвы подобных культов и волей-неволей примеряешь его на себя и своих близких. «Плетеный человек» (оригинальный, а не недоразумение с Николасом Кейджем) дипломатично отходит в сторонку, передавая «Солнцестоянию» звание самого знакового и пугающего фильма о язычниках. «Однажды в... Голливуде» (Квентин Тарантино) Если для полета в лоукостерах приходится ужиматься в части провозимого багажа, то для походов на фильмы Квентина Тарантино дополнительный культурный багаж исключительно приветствуется. В случае с «Однажды в... Голливуде» от объема клади ваших знаний и понимания звездного ландшафта конца 60-х зависит глубина восприятия картины в целом и исторической вольности в финале, в частности. В своей девятой работе культовый режиссер делит бумажный планшет на две части, рисуя волшебный мир парадной части «фабрики грез», с одной стороны, и рутинное, но тем не менее оптимистичное функционирование системы ее жизнеобеспечения с другой. За первую составляющую отвечает персонаж Леонардо ДиКаприо, за вторую — Брэда Питта. И этот броманс, безусловно, заключен на небесах — настолько гармонично актеры выглядят в кадре. Тарантино всегда был славен поразительной въедливостью в предметную область и любовью к 60—70-м годам, но в «Однажды в... Голливуде» он превзошел себя. Постановщик выходит за рамки оммажа и растворяется в золотой эпохе, ее эстетике и представителях, заражая лихорадкой всех собравшихся у экрана. Не потеряв ребяческий фанатизм и задор, Квентин к предъюбилейной картине обрел мудрость и теперь более тщательно взвешивает каждую отсылку, каждый диалог и потенциальный самоповтор, прежде чем направить туда всевидящее око камеры. Впрочем, дури еще хватает, поэтому бояться по поводу возможного забронзовения режиссера точно не стоит. «Джокер» (Тодд Филлипс) Не иначе в DC Comics после проигранной Marvel Studios гонки вооружений обнаружили старый конспект Кристофера Нолана с зафиксированным там принципом «More dark, more realistic», но именно за счет такого подхода компания наконец-то получила крупный безоговорочный хит — причем не только коммерческий, но и, что репутационно очень важно, фестивально-наградной. Тодд Филлипс рискнул сменить привычную оптику и взглянуть на Джокера без привязки к миру комиксов. В его неортодоксальной трактовке герой — фигура трагическая, жертва обстоятельств, буквально вытолкнутая на авансцену преступного мира жестоким и несправедливым обществом. Никаких падений в чан с химическими отходами и клоунской атрибутики, только суровая и беспросветная реальность, где улицы — всегда поле боя, а от улыбки станет всем страшней. ДНК фильмов Мартина Скорсезе схвачена безукоризненно. Конечно, «Джокер» не стал бы столь фееричным кинособытием без гениального Хоакина Феникса, в очередной раз продемонстрировавшего запредельные грани перевоплощения. Наблюдение за его игрой сродни гипнозу, когда даже в жутких и некомфортных сценах стараешься меньше моргать, лишь бы не упустить какую-то едва заметную, но важную для полноты образа деталь. Хотя «Джокер» — законченная история, множественность трактовок концовки позволяет свернуть по направлению к сиквелу. Станет ли кто-то возражать против такого развития событий? Мы — точно нет. «Ford против Ferrari» (Джеймс Мэнголд) В одном из памятных эпизодов сериала «Друзья», когда Джоуи пробовал очень странный десерт от Рэйчел, он выдал комплиментарную реплику: «А что тут может не понравиться? Крем — хорошо! Джем — хорошо! Мясо — отлично!». Из режиссера Джеймса Мэнголда кулинар, по счастью, оказался лучше, чем из Рэйчел, и в его блюде под названием «Ford против Ferrari» все ингредиенты сочетаются безупречно. Зрелищный фильм о гонках, которые сняты так мощно, что вжимаешься в кресло, — однозначно лайк. История крепкой и самозабвенной дружбы, преодолевающей все преграды, — ну как такому можно сопротивляться? Духоподъемный бунт маленького человека против гигантской корпорации — мы уже приготовили ложки, чтобы черпать вдохновение. Прибавим к перечисленному беспроигрышный дуэт обстрелянных бойцов, Мэтта Дэймона и Кристиана Бэйла, и получаем образцовое вневременное кино о базовых ценностях и стремлении к идеалам, к которому так и просится ярлык «Золотая коллекция». «Достать ножи» (Райан Джонсон) Когда режиссер обращается к подзабытому, но респектабельному и преисполненному богатых традиций жанру, он, как правило, оказывается перед моральной развилкой: либо почтенно следовать канонам, либо радикально переосмыслять и демонстративно выбивать нафталин. Райану Джонсону же удалось сшибить оба указателя и протоптать третий путь. Лента «Достать ножи» уважительно раскланивается по сторонам, но при этом держит за спиной рогатку, мастерски балансируя между воспроизведением фундаментальных основ камерного детектива с действием преимущественно в одной локации и освежением жанра оригинальными решениями — например, присутствием персонажа-морального компаса в исполнении Аны де Армас, которую выворачивает наизнанку при малейшей попытке соврать. Дэниэл Крэйг, вместивший в своего героя понемногу от каждого иконического детектива, выдает такой разгул харизмы, что стекла трещат. Маскулинного и серьезного Бонда и след простыл — Крэйг, как и его многочисленные именитые партнеры, позволяет себе немного переигрывать и не пытается скрывать удовольствие от происходящего в кадре, отчего все действо порой напоминает капустник. Но не ироничностью единой крепок фильм. «Достать ножи» здорово работает в части вождения зрителя за нос и жонглирования сюжетными твистами, как и положено качественному детективу. Вплоть до финальной сцены под подозрением остаются все, ответ же, как и в знаменитом рассказе Эдгара По «Похищенное письмо», будет издевательски лежать на самом видном месте. «Ирландец» (Мартин Скорсезе) В мировом кинематографе мало таких ярых сторонников просмотра фильмов на больших экранах кинотеатров, как Мартин Скорсезе. По сардонической ухмылке судьбы, проект мечты легендарного режиссера с участием команды мечты (от сочетания имен Роберта Де Ниро, Джо Пеши и Аль Пачино аж олдскулы сводит) состоялся благодаря стриминговой платформе Netflix, готовой, в отличие от голливудских мейджоров, рисковать девятизначными суммами. Стоит признать, что при всей магии имен «Ирландец» — действительно рисковое предприятие: выматывающий 209-минутный хронометраж, ни одной звезды на пике, несколько временных плоскостей, сложные визуальные эффекты. Но ставка Netflix на все 100% сработала, ибо имеющий вкус да оценит. Когда Скорсезе берется за бытописание гангстерского мира, он полностью погружается в свою стихию. Манера поведения, сленг, стиль, способы расправы и последующей утилизации противников — в его криминальной энциклопедии есть все эти знания. Поэтому во время просмотра «Ирландца» в голове с первых секунд сидит полное ощущение спокойствия и уверенности в своих итоговых благоприятных впечатлениях — как-никак мэтр в здании. Даже не пытайтесь дозировать картину, пытаясь превратить ее в мини-сериал — подлинное величие столь размашистой саги понимается только при единовременном знакомстве. Пару-тройку раз глаз цепляется за несколько неловкий CGI (особенно в сцене, где омоложенный герой Де Ниро откровенно по-стариковски пинает продавца магазина), но на общем масштабе это такая же незначительная мелочь, как вылезшая нитка в искусно скроенном пиджаке. «Брачная история» (Ноа Баумбак) «Любовная история о разводе» — именно так охарактеризовал картину Адам Драйвер, посетив вечернее шоу Стивена Кольбера, и лучшей формулировки, пожалуй, придумать нельзя. Развод — это всегда увядание отношений, причем не только любовных, но и человеческих. Симпатичные, самодостаточные и трогательные персонажи Драйвера и Скарлетт Йоханссон шаг за шагом отдаляются, совершая поступки, которые на самом деле не хотят совершать, говорят слова, которые на самом деле не хотят говорить, и вообще выступают худшими версиями себя. Словно в состоянии аффекта, они эмоционально истязают друг друга, а заодно и чувствительного зрителя — после просмотра возникает желание взвеситься и узнать, не потерял ли ты 21 грамм, поскольку «Брачная история» вынимает душу. В отличие от схожего по тематике классического хита «Крамер против Крамера» работа Ноа Баумбака оставляет острые углы, не подыгрывает ни одной из сторон конфликта и все же дает большее количество лучиков надежды в финале. Такой получилась стена кинематографической славы за 2019 год. Впоследствии мы еще не раз вернемся к этим славным работам, а сейчас — самое время начать формировать ударную обойму 2020-го.... подробнее
23.06.2019
На пути к собственному счастью. Рецензия на фильм «История игрушек 4»

Мир знает не так много идеальных трилогий. Но не спешите начинать перечисление таких фамилий, как Коппола, Райт, Земекис и Нолан, ведь речь идет о трилогиях анимационных. Уже сложней? Эталонной в этом плане являлась серия фильмов, первая часть которой совершила революцию в мультипликации больше двух десятилетий назад. «История игрушек» от не нуждающейся в отдельном представлении студии Pixar в 2010-м, казалось бы, поставила превосходную точку в истории, логично завершив свою пронзительную сказку о детстве взрослением одного из центральных персонажей — мальчика Энди. Однако, к удивлению, да и чего уж там скрывать, к большому сожалению многих, студия анонсировала производство четвертой части, выход которой пришелся на лето 2019-го. В итоге «История игрушек» навсегда утратила звание идеальной анимационной трилогии, зато родился редкий пример изумительной тетралогии. Четвертая часть невольно загнала себя в рамки одного единственного вопроса, с которым зрители будут идти в кинотеатры, дабы найти ответ: «Зачем, собственно, нужно было снимать продолжение вообще?». Девять лет назад одна из самых каноничных серий студии Pixar очень нежно и деликатно перешла от беззаботных детских фантазий, когда ребенку для счастья нужна была лишь коробка с игрушками и комната для игр, к вступлению во взрослую, требующую ответственности жизнь, где игрушкам уже нет места. Повзрослевший Энди, поступивший в колледж, передал в финале третьего фильма всю свою коллекцию застенчивой непоседливой Бонни, которой еще только предстоит пойти в школу. Однако четвертая часть не делает шаг назад, не фокусируется снова на детской безмятежности и заботах юной Бонни. Серия логично продолжает основную тему предыдущего фильма: после полного созревания человека, его полноценного вступления во взрослую жизнь, начинается период, когда пора задумываться о собственной семье и перестать зависеть от кого бы то ни было. Тем самым главными темами «Истории игрушек 4» становятся родительство и эмансипация. Новое приключение начинается в кругу знакомых и любимых пластиковых лиц: ковбой Вуди, астронавт Базз, тираннозавр Рекс, Слинки, Джесси, мистер и миссис Картошка прекрасно проводят время с девочкой Бонни. Правда, свое предпочтение среди, так сказать, ковбойского набора, она отдает не привыкшему быть в центре любой игры Вуди, а Джесси, на груди которой теперь красуется отполированный жетон шерифа. Однако Бонни вот-вот отправится в подготовительный класс, с чего начнется ее адаптация к школе; Вуди понимает, что это для нее очень волнительный шаг. Он не может бросить ее одну и тайком пробирается в розовый рюкзачок Бонни. В классе же происходит странное: девочка фактически из мусора создает себе новую игрушку по имени Вилкинс (да, это буквально пластиковая вилка с глазами), который моментально становится ее любимцем. Уморительный Вилкинс играет роль катализатора дальнейших неприятностей, когда Бонни с родителями отправляются в небольшое автомобильное путешествие. Вилкинс — не просто очень смешной и крайне странный персонаж с навязчивой идеей выкинуть себя в мусор, он оказывается самой настоящей вилкой в розетке, дарующей фильму заряд свежести и оригинальности. Одной из главных тем ленты является ответственность за ребенка, и преподносится она через персонажа Тома Хэнкса. Вуди, без сомнений, центральная фигура «Истории игрушек 4», и на его примере данная тема рассматривается сразу с нескольких точек зрения. С одной стороны, он отвечает за «своего ребенка» Бонни — хочет, как настоящий отец, чтобы она всегда была в безопасности, счастлива и ощущала любовь. С другой, он невольно обязуется исполнять те же отцовские обязанности и по отношению к Вилкинсу, который не по своей воле получил жизнь и никак не может постичь ее смысл. С введением персонажа Вилкинса «История игрушек 4» затронула очень важную и тонкую тему, предлагая зрителю взгляд на ребенка с отклонениями, как с умственными, так и с физическими. Неудивительно, что сценаристом данного фильма является Эндрю Стэнтон, который первым осветил сей непростой момент в своей картине «В поисках Дори» и логично стал двигаться в этом направлении здесь. Поначалу «История игрушек 4» показывает так называемую отцовскую позицию (впрочем, материнская в данном случае ничем отличаться не будет) касаемо того, каково быть родителем, какая это ответственность и, главное, как важно находить подход к абсолютно каждому ребенку. Необходимо помнить, что «мир полон других детей». Эта фраза повторяется не раз и проносится лейтмотивом через весь фильм неслучайно. Здесь слово «другие» подразумевает не просто чужих детей, не знакомых лично вам или персонажам с экрана, а тех, кто нуждается в чей-либо помощи, то есть страдающих тяжелыми заболеваниями, рожденных с отклонениями, лишенных крова. Им, как и людям, о них заботящимся, нужна ваша помощь. Жертвуйте деньги на благотворительность, на профилактику лечения детских заболеваний, на различные исследования, в фонды нуждающихся и так далее. Помощь лишней не бывает, в любой ситуации. Не забывает «История игрушек» и о таких проблемах, как трудности с зачатием или усыновлением (удочерением). Эта тема раскрывается здесь двумя новыми персонажами — плюшевыми уточкой и зайкой (их в оригинале озвучивает известный комедийный дуэт Кигэн-Майкл Ки и Джордан Пил), символизирующими однополый брак. Они уже три года пытаются безуспешно усыновить «ребенка», но никак не получается. Или если ваши гомофобные предубеждения не позволяют рационально осмыслить эту проблему (или допустить такой подтекст в мультфильме), то на месте уточки и зайки можно представить гетеросексуальную пару, которая долгие годы не может зачать. В общем, есть над чем задуматься. Одним родительским взглядом на подход к воспитанию и адаптации в обществе ребенка с отклонениями кино дебютанта Джоша Кули не ограничивается. Напрочь отказываясь от привычного в художественном плане антагонизма, во второй половине «Истории игрушек 4» Стэнтон (а его влияние тут заметнее всего) сосредотачивается уже на обратной точке зрения. Зритель благодаря еще одному новому персонажу по имени Габи Габи встает на место как раз такого ребенка, которому больше всего на свете хочется лишь материнской любви, внимания, заботы и чашечки воображаемого чая. Увидеть нечто подобное в анимационном фильме, ведущим одинаково успешный диалог с аудиторией любых возрастов, — это ли не очередная веха, достигнутая Pixar в кинематографе? Четвертая «История игрушек» — это целый кладезь глубоких идей и серьезных мыслей. Важный психологический подтекст несет в себе сцена на карнавале, где потерявшейся девочке на помощь приходит игрушка. Девочка стояла в стороне и горько плакала, но, взяв игрушку в руки, обрела уверенность, и ее одинокое и беззащитное «я» превратилось в чуть более спокойное и решительное «мы». Не меньше психологии и в развязке сюжетного пути одного из центральных персонажей серии, наконец решившегося расставить приоритеты и выбрать собственное счастье. Для героя, постоянно твердящего «я нужен своему ребенку», такой финальный расклад может выглядеть как банальная неготовность быть отцом. Возможно даже, что Джош Кули показывает нам крайне деликатный и очень завуалированный момент, к сожалению, часто имеющий место в семейной жизни: процесс ухода родителя из семьи с целью найти себя. А, может, все куда более прозаично, и перед нами просто очень милое завершение истории любви. Так или иначе, финал открыт для интерпретаций, что делает фильм только краше. Самое же важное, что весь этот кладезь глубоких идей и серьезных мыслей грамотно, умело, с оригинальным подходом растворен в безумно увлекательном и красочном приключении для всех возрастов. «История игрушек 4» не растеряла присущего всей серии шарма, здесь все так же много юмора, свежести, прекрасных персонажей (особенно радует игрушка Киану Ривза, которого мы еще не видели в таком амплуа), а уровень детализации запредельно высок. Получилось продолжение, которого никто не ждал, а теперь все рады, что оно есть. Спасибо, Pixar, что не перестаешь удивлять.... подробнее
16.06.2019
Базз, Чаки и Дылда: смотрите на этой неделе

Главную ставку российские прокатчики на следующей неделе явно делают на анимационный проект «История игрушек 4». У студии Pixar промашки бывают редко, да и публика давно полюбила героев этой киносерии. Кроме того, трейлер радует глаз великолепным качеством графики, а первые рецензии на ленту обещают зрелище веселое, увлекательное и с большим сердцем. Помимо заведомо успешной анимации в наших кинотеатрах состоится премьера новой, нашумевшей в Каннах ленты Кантемира Балагова о том, чем жили и дышали ленинградцы сразу после войны, перезагрузка старого хоррора про кровожадную куклу, признание в любви городу Берлину и музыкальная драма с Эль Фаннинг. «История игрушек 4». Ребята-ветераны спасают вилку Четвертая часть суперпопулярной франшизы, стартовавшей в 1995 году, расскажет о новых приключениях, которые ждут закадычных друзей Базза, Вуди, Слинки и Рекса. После того как Энди повзрослел и отправился в колледж, игрушки стали жить у новой хозяйки — малышки Бонни, только собирающейся пойти в детский сад. Именно ее первый день в детском саду положит начало череде незабываемых событий для всей команды главных героев. Режиссерское кресло проекта Джон Лассетер разделил еще с одним ветераном студии Pixar — Джошем Кули. На данный момент на сайте RottenTomatoes у «Истории игрушек 4» рейтинг положительных рецензий от критиков составляет все 100%, так что если вы устали от череды не очень удачных новинок последних недель, смело отправляйтесь на поиски приключений с Баззом и компанией. «Дылда». После войны Новый фильм от режиссера «Тесноты» Кантемира Балагова повествует о послевоенном Ленинграде, в котором люди с разным успехом пытаются войти в режим мирной жизни. Ни двум главным героиням, ни второплановым персонажам это не дается легко — война с Германией окончена, но впереди предстоит жестокая битва с приобретенным на этой войне ПТСР. Напомним, что вторая полнометражная лента режиссера, для которого «человеческая жизнь важнее ВВП», завоевала приз жюри в Каннах. А о том, почему «Дылда» обязательна к просмотру на большом экране, можно прочитать в нашей недавней рецензии прямиком с Лазурного берега. «Детские игры». Когда твой друг жаждет крови Перезагрузка старой хоррор-франшизы представит зрителям мать-одиночку Карен Барклей, которая подарит своему сыну Энди крутую интерактивную игрушку. Предполагается, что суперкукла станет мальчику лучшим другом, но все, конечно же, пойдет не по плану, и в какой-то момент Чаки начнет вести себя абсолютно невменяемо. Режиссером ужастика выступил Ларс КлевбергПолароид»), а главные роли исполнили Обри ПлазаЛегион»), Брайан Тайри ГенриОтель "Артемида"») и Гэбриел БейтманИ гаснет свет...»). При этом создатель оригинальных «Детских игр» Дон Манчини не оценил стараний студии MGM, назвав съемки перезагрузки бессмысленной затеей. «Берлин, я люблю тебя». Все начинается с ощущения В антологию вошли забавные, романтичные, трогательные и просто милые короткометражки от таких режиссеров, как Ай Вэйвэй, Джастин Франклин, Орен Муверман и Тиль Швайгер, а главные роли в фильмах исполнили Кира Найтли, Хелен Миррен, Эмили Бичем, Джим Стерджесс и даже Микки Рурк. Вместе с их героями зрители прогуляются по улочкам столицы Германии, познакомятся с местными жителями и их традициями, насладятся шикарными видами, проникнутся историей и атмосферой города и попробуют почувствовать, как бьется это «пульсирующее сердце некогда расколотой страны». «За мечтой». Пой сердцем Музыкальная драма Макса Мингеллы с Эль Фаннинг в главной роли расскажет о юной Вайолет, которая живет унылой жизнью на ферме вместе со своей мамой. В свободное время девушка поет, потому что не может не петь, и мечтает о славе. Надеясь на удачу, она сбегает из родного городка на песенный конкурс, но вскоре оказывается, что дорога на вершину успеха сложна и терниста. Создатели проекта позиционируют его как современную версию сказки о Золушке, украшенную композициями от Энни Ленокс, Элли Голдинг, Карли Рэй Джепсен, Tegan and Sara и Orbital.... подробнее