Кликните, чтобы не дожидаться завершения операции
[ закрыть ]

Кантемир Балагов

Kantemir Balagov
Кантемир Балагов
Профессии: Режиссёр, Сценарист
Пол: Мужской
Первый фильм: 2017
Последний фильм: 2019
Поделиться: Добавить в Facebook В Twitter МойМир@Mail.ru

Фильмы


Фото

Фото Кантемир Балагов

Новости

17.05.2019 14:03

«Дылда какая-то…». Кантемир Балагов представил новый фильм в Каннах

У войны не женское лицо. Но Кантемир Балагов (пока к его имени все еще принято добавлять дежурное: «ученик Сокурова») любит заглядывать своим героям прямо в глаза. В «Тесноте» — дебютном и очень личном фильме о конфликте еврейского сообщества с кабардинцами и откликах Чеченской войны — он вынудил оператора Артема Емельянова протискиваться узкими коридорами, попутно выхватывая беспокойные лица родителей и бунтующие — детей. Во второй полнометражной картине «Дылда», показанной, как и «Теснота», в секции «Особый взгляд» Каннского фестиваля, лица и вовсе рассказывают большую часть истории. Они — ее ландшафт. А история эта — о первой послевоенной осени в Ленинграде. Но не стоит ждать от нее программной духоподъемности, преодоления национального горя вопреки и бравого отстраивания руин прежней жизни. «Дылда» — не про «можем повторить», а про «никогда такого больше не надо». Такого военного кино (или скорее антивоенного), трепетного и тихого, но оттого и более горького, вы точно еще не видели. В нем лица, усталые, растерянные и именно женские, становятся самым ярким и живым образом.

Ленинград, 1945 год. В госпитале для раненых и контуженных встречаются две фронтовые подруги — Ия (Виктория Мирошниченко) и Маша (Василиса Перелыгина). Их связывает недавнее военное прошлое, туманные отношения и общий секрет. На фронте Маша родила ребенка и отдала его на воспитание контуженной и комиссованной Ие, а сама осталась «мстить». Мальчик погиб, и теперь Маша, больше не способная зачать, до безумия одержима идеей во что бы то ни стало вырастить маленькую жизнь. И уж коли сама она родить не может, это должна сделать ее безотказная подруга. Долговязую, нескладную и до боли беззащитную Ию в госпитале все кличут Дылдой. Она, хоть и ложилась неоднократно под пули, панически боится всего человеческого — связи с мужчиной, ухаживаний и свиданий, долгих разговоров и, главное — расставания с Машей. Ее одну, как собственного ребенка, она готова защищать и укрывать в своих угловатых объятиях. Вот только война даже после формальной победы продолжает перемалывать девушек — жестокая Маша уже не понимает человеческой теплоты, а щедрой, но поломанной внутри Ие и самой бы не мешало найти надежный приют в новом мире.
Читать полностью
Поделиться:

15.05.2019 15:29

Канны — 2019: Тарантино успевший, рандеву со Сталлоне и любопытные азиаты

Вчера со всей обязательной для события такого масштаба помпой состоялось торжественное открытие 72 Каннского кинофестиваля. Лазурный берег встретил первых гостей самого главного в мире киноивента во всех смыслах тепло. «Не радуйтесь раньше времени: это, скорее всего, ненадолго. Как только начнется все действо, соберутся тучи, и польет дождь. Это традиция», — говорит Изабель, работающая на идущем параллельно с фестивалем Каннском кинорынке Marche Du Film, куда стекаются продюсеры и режиссеры со всего света, желающие продать или купить права на будущий хит. Такие традиции не радуют, особенно тех, кто в силу разных обстоятельств получит бейдж невыгодного цвета.

Дело в том, что Канны не только очень консервативны, но еще и годами основываются на кастовой системе. Ее проходят все — журналисты, гости смотра, даже некоторые селебрити. Так дирекция Канн пытается жонглировать той массой людей, которая каждый год превращает маленький городок на Французской Ривьере в жерло вулкана. Проще говоря, если тебе достанется не самый приоритетный бейдж (запредельно круто — белый, хорошо — бледно-розовый и розовый, не очень — голубой или желтый) — стоять тебе под проливным дождем и палящим солнцем два-три часа. И даже эта борьба с погодой, голодом и коллегами все еще не гарантирует мученику-журналисту попадание в заветное бархатное кресло залов «Базен» и «Дебюсси». А уж места в главный — «Большой театр Люмьер» — вообще разлетаются, как билеты на концерты «Металлики».
Читать полностью
Поделиться:

18.04.2019 15:00

Канны 2019: Элтон за роялем и страсти по Альмодовару

Сегодня во Франции объявили официальную программу 72-го Каннского кинофестиваля. Директор смотра Тьерри Фремо сразу обозначил главные темы этого года — политика и романтика. Также он с гордостью отметил, что Канны стараются не забывать о роли женщин в кинематографе (не зря на постере красуется молодая Аньес Варда). Стараясь соблюдать гендерный баланс конкурсантов, дирекция отобрала в программу 13 фильмов, снятых женщинами. Конечно, выбор комиссии принес свои ликования и разочарования. Например, столь ожидаемого не только на Лазурном берегу, но и по всему миру фильма Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде» все-таки не будет на смотре. «Мы бы очень хотели видеть Квентина у нас, но его лента еще лежит на монтажном столе», — расстроил прессу Фремо. Однако в Канны привезут свои новые шедевры Педро Альмодовар, Пон Джун-хо, братья Дарденн, Терренс Малик, Вернер Херцог и наш Кантемир Балагов (вторая подряд работа на Каннском фестивале). Фремо отметил, что часть картин дирекция еще ждет, и до 14 мая список может пополниться несколькими достойными конкурсантами.

Пока что лайн-ап фестиваля 2019 года выглядит следующим образом. Как мы писали ранее, смотр на набережной Круазет откроет полная абсурдного и черного юмора хоррор-комедия Джима Джармуша «Мертвые не умирают». Она же войдет и в Основную программу. В нее также попали:
Читать полностью
Поделиться:

Средний рейтинг: 7.2

Все | Режиссёр | Сценарист | Главные роли

Фильмография

Сортировка по: Году :: Рейтингу :: Количеству голосов
Режиссёр [ скрыть ]


Дылда
Дылда (2019)

(6.60)

Теснота
Теснота (2017)

Tesnota (7.80)

Сценарист [ скрыть ]


Дылда
Дылда (2019)

(6.60)

Теснота
Теснота (2017)

Tesnota (7.80)

Премьеры
30.05
Куриоса
Curiosa
06.06
Вита и Вирджиния
Vita and Virginia
06.06
Люди Икс: Тёмный Феникс
X-Men: Dark Phoenix
все премьеры

Топ 250
160
Шрeк
Shrek (8.00)
161
Красавица и чудовище
Beauty and the Beast (8.00)
162
Далласский клуб покупателей
The Dallas Buyer's Club (8.00)
163
Хорошо быть тихоней
The Perks of Being a Wallflower (8.00)
164
Шоу Трумана
The Truman Show (8.00)
165
Дитя человеческое
Children of Men (8.00)
166
Неприкасаемые
The Untouchables (8.00)
167
Зомби по имени Шон
Shaun of the Dead (8.00)
168
Маленькая мисс Счастье
Little Miss Sunshine (8.00)
169
Остров проклятых
Shutter Island (8.00)
весь топ
17.05.2019
«Дылда какая-то…». Кантемир Балагов представил новый фильм в Каннах

У войны не женское лицо. Но Кантемир Балагов (пока к его имени все еще принято добавлять дежурное: «ученик Сокурова») любит заглядывать своим героям прямо в глаза. В «Тесноте» — дебютном и очень личном фильме о конфликте еврейского сообщества с кабардинцами и откликах Чеченской войны — он вынудил оператора Артема Емельянова протискиваться узкими коридорами, попутно выхватывая беспокойные лица родителей и бунтующие — детей. Во второй полнометражной картине «Дылда», показанной, как и «Теснота», в секции «Особый взгляд» Каннского фестиваля, лица и вовсе рассказывают большую часть истории. Они — ее ландшафт. А история эта — о первой послевоенной осени в Ленинграде. Но не стоит ждать от нее программной духоподъемности, преодоления национального горя вопреки и бравого отстраивания руин прежней жизни. «Дылда» — не про «можем повторить», а про «никогда такого больше не надо». Такого военного кино (или скорее антивоенного), трепетного и тихого, но оттого и более горького, вы точно еще не видели. В нем лица, усталые, растерянные и именно женские, становятся самым ярким и живым образом. Ленинград, 1945 год. В госпитале для раненых и контуженных встречаются две фронтовые подруги — Ия (Виктория Мирошниченко) и Маша (Василиса Перелыгина). Их связывает недавнее военное прошлое, туманные отношения и общий секрет. На фронте Маша родила ребенка и отдала его на воспитание контуженной и комиссованной Ие, а сама осталась «мстить». Мальчик погиб, и теперь Маша, больше не способная зачать, до безумия одержима идеей во что бы то ни стало вырастить маленькую жизнь. И уж коли сама она родить не может, это должна сделать ее безотказная подруга. Долговязую, нескладную и до боли беззащитную Ию в госпитале все кличут Дылдой. Она, хоть и ложилась неоднократно под пули, панически боится всего человеческого — связи с мужчиной, ухаживаний и свиданий, долгих разговоров и, главное — расставания с Машей. Ее одну, как собственного ребенка, она готова защищать и укрывать в своих угловатых объятиях. Вот только война даже после формальной победы продолжает перемалывать девушек — жестокая Маша уже не понимает человеческой теплоты, а щедрой, но поломанной внутри Ие и самой бы не мешало найти надежный приют в новом мире. Кантемир Балагов нашел своих героинь в прохладно встреченном некоторыми критиканами романе Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Впрочем, политическая повестка и скандалы вокруг книги мало волнуют молодого режиссера. Кажется, больше его мучил вопрос о том, почему принято считать, что с окончанием войны она, собственно, закончилась. Наверное, потому что фотокадры хроники показывают нам уставших, но счастливых наших прадедов и прабабушек, браво восстанавливающих былую жизнь. Мало кто говорит о том, сколько лет им понадобилось, чтобы раскопать из обломков свои прежние простые радости — желание спокойно, не вскидывая тревожной головы, ходить по улицам, получать обычные профессии, рожать и растить детей. «Не хочу больше никого спасать», — отвечает разбитая Ия на просьбу начальника помочь парализованному вояке окончить мучения и мирно уйти. На войне были санитарки, летчицы, разведчицы и радистки. На войне они становились добровольными и вынужденными любовницами, женами, матерями. Они терпели боль и унижение там, а на гражданке доказывали свое право на достоинство и возможность сказать слово «нет». «Смотри, фронтовые. Такие сами ноги раздвигают, ничего и делать не нужно», — говорит об Ие и Маше мажорчик своему приятелю на авто. Такой образ героинь войны заставляет отводить глаза и неловко морщиться тех, кто привык видеть победу в орденах и знаменах. А потому в «Дылде» их нет, как нет и парадных видов Ленинграда. Все отличительные маркеры города-героя здесь — пара дворов-колодцев да площадей, что невозможно спутать ни с одним другим местом. При этом в «Тесноте» Кантемир, напротив, водил зрителей местами детства, любовно заглядывая в каждый двор, выхватывая указатели, улочки и памятники. Петербург же Балагов променял на подчеркнуто холодные интерьеры госпиталя и, в противовес им, уютные и непривычно яркие стены коммуналки, в которой живут героини. Все потому, что величественный, презирающий горе, боль и травмы, стоический и не верящий слезам город, как настоящий мужчина-солдат, здесь не вписывается. Он должен покорно уступить место камерным интерьерам и экстремально крупным планам. Лица — вот то главное, что нужно режиссеру для повествования. Бездонные глаза Виктории Мирошниченко, в обрамлении белесых ресниц уставившиеся в пустоту в приступе очередного ступора из-за контузии, — лучший пейзаж для горя. Еще не выплаканного, похороненного под растерянностью и тягостным молчанием, заточенного в долгих взглядах. Галерею этих взглядов, изломанных поз и изящных общих планов Кантемиру помогает выстраивать пытливая камера Ксении Середы. К слову, она была оператором «Кислоты», драмы Александра Горчилина, представителя другой многообещающей русской киношколы — студии Кирилла Серебренникова. Вообще, «Дылда» — один лучших постсоветских фильмов о ПТСР, еще одной расхожей для западного кино и даже популярных сериалов теме, почему-то постыдно замалчиваемой у нас. Бывший солдат раскидывает обрубки рук, изображая птицу во время игры в пантомимы, или бесплодная Маша, твердящая как мантру: «У меня будет ребенок, он всех нас вылечит». Но горче всего смотреть на то, как иррационально, жестоко, остервенело эти люди пытаются отстроить новых себя. Директор госпиталя, бегущий в работу от собственных потерь, партийные чинуши, унижающие Машу в попытках в первую очередь самим себе доказать, что страдали не меньше. Наконец, сама Маша, шантажирующая и настырно подкладывающая застенчивую подругу под мужика, лишь бы та родила ей нового сына взамен того, которого не уберегла. Да и сама бесхитростная Ия, по невыясненной причине болезненно одержимая подругой и предлагающая той свои радушные, но, увы, не нужные объятия. Интересно, что при всей непохожести «Дылда» Балагова внезапно прозвучала в такт французской картине «Отверженные» из Основного конкурса. Здесь и там — свои отверженные. Темнокожие мигранты из неблагополучных районов Парижа, страдающие от полицейского произвола, и насильно повзрослевшие, но не успевшие стать взрослыми дети войны. Вот только, в отличие от яростного и прямолинейного фильма Ладжа Ли, «Дылда» все-таки светлее и оптимистичнее. При всей своей безнадеге это драма об обязательной надежде и неотвратимом если не счастье, то хотя бы успокоении. Наверное, только русский зритель способен уловить эту противоречивую щемящую, но приносящую облегчение интонацию. Не зря же иностранные гости под одобрительные аплодисменты на титрах все же в фрустрации качали головами: «Сколько боли…». Хочется парировать: «Сколько любви!». В первую очередь любви Балагова к своим несчастным, но все еще не сломленным героиням. И пусть Маше не стать прежней, не носить зеленого атласного платья (она понимает это, сначала счастливо кружась, а потом решительно срывая его с себя), не жить в поместье с влюбленным в нее Сашей, не выгуливать породистых борзых на кожаном поводке. Ей никогда больше не быть матерью. Но у нее всегда будут нежные руки и понимающие глаза Дылды, если вдруг ей станет этого достаточно. Ну а что до самой Дылды, ей хватит и безопасной утробы комнаты в коммуналке, лишь бы подруга оставалась невредима, пусть даже и не в кольце ее удушающих объятий. И, может быть, тогда, после всех этих бед в «пустой внутри» калеке наконец начнет неуверенно и робко, как единственная за весь хронометраж дребезжащая мелодия Евгения Гальперина, пробиваться новая, не ведающая боли и страха жизнь. В российском прокате «Дылду» Кантемира Балагова можно будет посмотреть с 20 июня.... подробнее
15.05.2019
Канны — 2019: Тарантино успевший, рандеву со Сталлоне и любопытные азиаты

Вчера со всей обязательной для события такого масштаба помпой состоялось торжественное открытие 72 Каннского кинофестиваля. Лазурный берег встретил первых гостей самого главного в мире киноивента во всех смыслах тепло. «Не радуйтесь раньше времени: это, скорее всего, ненадолго. Как только начнется все действо, соберутся тучи, и польет дождь. Это традиция», — говорит Изабель, работающая на идущем параллельно с фестивалем Каннском кинорынке Marche Du Film, куда стекаются продюсеры и режиссеры со всего света, желающие продать или купить права на будущий хит. Такие традиции не радуют, особенно тех, кто в силу разных обстоятельств получит бейдж невыгодного цвета. Дело в том, что Канны не только очень консервативны, но еще и годами основываются на кастовой системе. Ее проходят все — журналисты, гости смотра, даже некоторые селебрити. Так дирекция Канн пытается жонглировать той массой людей, которая каждый год превращает маленький городок на Французской Ривьере в жерло вулкана. Проще говоря, если тебе достанется не самый приоритетный бейдж (запредельно круто — белый, хорошо — бледно-розовый и розовый, не очень — голубой или желтый) — стоять тебе под проливным дождем и палящим солнцем два-три часа. И даже эта борьба с погодой, голодом и коллегами все еще не гарантирует мученику-журналисту попадание в заветное бархатное кресло залов «Базен» и «Дебюсси». А уж места в главный — «Большой театр Люмьер» — вообще разлетаются, как билеты на концерты «Металлики». С другой стороны, то, ради чего все хотят в Канны (именно туда, а даже не на старейший в индустрии Венецианский фестиваль), ради чего терпят кастовость, сомнительно организованные очереди и строгие, а порой и смехотворные ограничения, — богатые конкурсная и параллельные программы. В этом году дирекция смотра была как никогда щедра на сюрпризы и подготовила для гостей фильмы и мероприятия на любой киноманский вкус. Мы окинули взглядом всю программу 72-го Каннского кинофестиваля и, как бы сложно это ни было, выбрали десяток самых интересных событий. Спешим познакомить вас с фильмами, о которых наверняка будут говорить весь следующий год абсолютно все — от маститых критиков до страстных киноманов. «Мертвые не умирают», Джим Джармуш, Основной конкурс, фильм-открытие Сюжет: В провинциальном городке Центрвилль все идет своим чередом, пока странные аномалии не начинают мучить местных жителей. То день внезапно и не по расписанию сменяется ночью, то животные сходят с ума. Все потому, что мертвые не умирают, а возвращаются к своим мирским делам. Им по-прежнему нравится все, что они обожали при жизни — «Шардоне», кофе и, мы не сомневаемся, сигареты, а также халявный вай-фай и антидепрессанты. Пока восставшие упыри пытаются сдать позавтракать в любимой кафешке, местные жители придумывают, как избавиться от бывших соседей, вернувшихся в таком непрезентабельном обличье. Интересно: Джим Джармуш не новичок в Каннах и уж точно не неофит в том, чтобы подать тривиальную идею свежо и непредсказуемо. Он уже провернул такой фокус с вампирами в фэнтезийной инди-драме «Выживут только любовники». А прошлая его картина «Патерсон», несмотря на изящную простоту сюжета, оказалась прекрасным поэтичным эссе о любви и жизни. Посмотрим, как Джим справится с зомби, которыми вряд ли можно кого-то удивить. Современные режиссеры понимают это, а потому прибегают к любым ухищрениям — помещают их в феодальную Корею или в замкнутое пространство поезда. Похоже, Джармуш вовсе не нуждается в подобных уловках: его мертвецы затмят любой зомби-хоррор одним только актерским составом. Среди отбивающихся — Билл Мюррей, Адам Драйвер и Хлоя Севиньи, атаку упырей возглавил не кто иной, как Игги Поп. «Дылда», Кантемир Балагов, «Особый взгляд» Сюжет: Ленинград, 1945 год. Величайшая трагедия в истории человечества, Великая Отечественная война, закончилась, оставив величественные города в руинах, а их жителей разбитыми, но не сломленными. Две молодые фронтовички — Лия и Маша — пытаются вернуть свои жизни или хотя бы найти новый их смысл. Интересно: Наш соотечественник, можно сказать, проходит вторую школу в виде Каннского кинофестиваля. Два года назад ученик Александра Сокурова представил во второй по значимости программе «Особый взгляд» свой первый серьезный полный метр — «Теснота». В прошлом году вошел в жюри конкурса, сейчас снова прошел отбор в него же. Очевидно, его «Дылда» — драма о великой Победе, но вовсе не над внешним конкретным врагом. Мало кто задумывается о том, сколько еще лет продолжалась война внутри тех, кому посчастливилось выжить, но не повезло вернуться к руинам прежнего мира. Это история о триумфе совсем иного сорта — о желании жить даже тогда, когда от прежней жизни остались едва узнаваемые осколки. По некоторым сведениям, героини «Дылды» частично списаны с персонажей романа «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич. «Рокетмен», Декстер Флетчер, Вне конкурса Сюжет: Великолепная королева рок-сцены 70-х шаровой молнией пронеслась по мировым кинотеатрам стараниями Рами Малека и, хотя это и не задумывалось изначально, Декстера Флетчера. Спустя полгода режиссер наконец готов представить настоящий труд своей жизни — фантасмагорию о другой музыкальной иконе — сэре Элтоне Джоне. Это вдохновляющая история о том, как застенчивый и талантливый пианист из пригорода Лондона Реджинальд Дуайт превратился в мировую звезду. Интересно: Помпезная мировая премьера «Рокетмена» (мы уверены, именно такой она и будет) назначена только на 16 мая, но уже сейчас большинство гостей фестиваля говорят преимущественно о ней. При этом киноманы не жалеют времени, пытаясь вызнать, в каком именно шикарном отеле на набережной Круазетт остановится сам маэстро — директор фестиваля Тьерри Фремо обещал его живое выступление для избранных счастливчиков. Что ж, если это произойдет, Канны в очередной раз подтвердят свое звание не только самой привлекательной профессиональной площадки, но и хозяина шикарнейшей вечеринки, которой позавидовал бы сам великий Гэтсби. «Однажды в Голливуде», Квентин Тарантино, Основной конкурс Сюжет: Золотая эра Голливуда. Телезвезда Рик Далтон (Леонардо ДиКаприо) и его постоянный коллега, дублер Клифф Бут (Брэд Питт), пытаются пробиться в мир большого кино. На этом пути они встретят множество преград и откроют для себя не самую приятную сторону Голливуда. Интересно: Девятый и максимально ожидаемый фильм Квентина Тарантино чуть было не пролетел мимо программы — по крайней мере, в официальный анонс он не попал. Либо все это был хитрый трюк, чтобы максимально эффектно обставить возвращение в Канны enfant terrible от мира кино. Кстати, атмосфера вокруг показа нагнетается еще и минимальным количеством сеансов, выделенных для фильма в Каннах. Для журналистов их всего два. Квентина на Лазурном побережье очень ждали, и он поднажал с монтажом, успев проскочить в программу в последний момент. Дирекция фестиваля не оставила такое рвение без внимания и зарезервировала для премьеры «Однажды в Голливуде» 21 мая. Именно в этот день 25 лет назад Лазурный берег лихорадило от «Криминального чтива», о котором не переставали судачить до конца фестиваля. Тогда для Тарантино все прошло более чем успешно — председатель жюри Клинт Иствуд под восторженные выкрики и неодобрительный свист с галерки отдал команде «Чтива» «Золотую пальмовую ветвь». Посмотрим, удастся ли Квентину повторить свой триумф. Однозначно, его «Голливуд» будет не менее сочным, а диалоги в нем — все такими же хлесткими. Четыре рандеву с приглашенными звездами. Специальные мероприятия Каннский кинофестиваль — это не только бесконечные показы, вечеринки (впрочем лишь для избранных) и пресс-конференции. Ежегодно в Канны приезжают звезды, чтобы представить свои новые проекты вне каких-либо смотров и пообщаться со всеми желающими. В этот раз в зале «Базен» гостей фестиваля будут ждать китайская актриса Чжан Цзыи («Дом летающих кинжалов», «Великий мастер»), Ален Делон, которого будут чествовать почетной Веточкой, Сильвестр Сталлоне, готовый представить здесь новую часть «Рэмбо», и Николас Виндинг Рефн, впервые снявший полностью авторский сериал «Слишком стар, чтобы умереть молодым». Судя по трейлеру, нас ждет максимально стильное и жестокое зрелище о копе, убившем не ту женщину и вынужденном искупать свою вину перед местным криминалитетом. Много сочных кадров, динамичного монтажа, крутой музыки и литры крови — все, как Рефн умеет. Пон Джун-хо, «Паразиты», Основной конкурс Сюжет: Ки-ву — выходец из дружной, но бедной семьи безработных с неясным будущим. По рекомендации своего университетского приятеля он попадает в богатую семью Парк — становится репетитором для их детей. Очень быстро Ки-ву придумывает схему выманивания денег из новых работодателей. Эта авантюра запускает цепочку непредсказуемых событий, и неопытный шантажист сам попадается на крючок своих махинаций. Интересно: Предыдущая картина Пона Джун-хо, фантасмагоричная драма «Окча», стала яблоком раздора между консервативными французскими журналистами и онлайн-гигантом Netflix. Это был последний год, когда фильмы производства этого сервиса участвовали в программе смотра, по крайней мере в двух главных конкурсах. Но все это не помешало остроумному фильму Пона Джун-хо обрасти собственной фанатской базой. Режиссер всегда умел обращаться с юмором и правильно расставлять акценты, будь то мрачная основанная на реальных событиях история зверских преступлений («Воспоминания об убийстве»), или фантастическая антиутопия «Сквозь снег». Посмотрим, как режиссер обыграет классическую игру в кошки-мышки. Лоренцо Маттотти, «Знаменитое вторжение медведей на Сицилию», «Особый взгляд» Сюжет: Тонио, сын Короля-медведя, был похищен браконьерами с горах Сицилии. В ответ на это Король-медведь готовит вторжение в земли людей. Благодаря своей многочисленной армии и помощи волшебника, ему удается найти сына. Однако вскоре животные понимают, что им нет места в человеческом мире. Интересно: Художник итальянского происхождения Маттотти привез в Канны одну из немногих анимаций. Это всего лишь вторая его режиссерская работа, и тем не менее можно ждать от нее если не глубокого сюжета в стиле лучших произведений Pixar, то уж точно оригинальной картинки — Лоренцо является постоянным автором обложек журнала The New Yorker. Да и в Каннах он на хорошем счету: постер смотра 2000 года — его рук дело. Джессика Хауснер, «Малыш Джо», Основной конкурс Сюжет: Мать-одиночка Элис — одна из лучших сотрудниц корпорации, занимающейся генетическими экспериментами и разрабатывающей новые виды растений. Элис создает цветок необычайной красоты, который к тому же оказывает на хозяина невероятный терапевтический эффект. Если правильно за ним ухаживать и постоянно с ним разговаривать, он дарит человеку счастье. Вопреки правилам компании Элис забирает одно из таких растений домой и дарит своему сыну Джо. Но чем больше вырастает цветок, тем сильнее нервничает его создательница. Возможно, Малыш Джо (так окрестил питомца ее сын) не так безобиден, как ей кажется. Интересно: Джессика Хауснер, громко дебютировавшая в Каннах в специальной программе для студенческих фильмов Cinefondation, возвращается с куда более зрелой картиной, да еще и в жанре хоррор. Судя по сюжету, нас ждут рассуждения на тему технологического прогресса и различных фобий, с ним связанных. Звучит немного как «Черное зеркало» (вспомним серию про пчел-убийц), немного как все те фильмы о научных экспериментах, вышедших из-под контроля. В любом случае, оригинальное высказывание на вечную тему отношений человека и природы всегда интересно. И кроме того, актуально для смотра, в котором на экологическую тему также будет представлена документалка «Лед в огне» от другого звездного гостя смотра — Леонардо ДиКаприо, выступившего продюсером и голосом за кадром. «Маяк», Роберт Эггерс, Двухнедельник режиссеров Сюжет: На маяк в штате Мэн (вряд ли любимое место действия всех лучших романов Стивена Кинга выбрано случайно) приезжает юноша (Роберт Паттинсон). Его задача — помогать старику-смотрителю (Уиллем Дефо). Размеренная жизнь на отдаленном от цивилизации маяке оборачивается ужасами, от которых кровь будет стыть в жилах. Интересно: Роберт Эггерс в режиссуре недавно, но одна из его первых работ, «Ведьма» с Аней Тейлор-Джой, наделала шума в киносообществе. Нынешний герметичный хоррор обещает классическую интригу в духе «Как я провел этим летом». А неспешное медитативное повествование погрузит зрителей в липкий кошмар, чтобы в нужные моменты лихо катапультировать их из состояния тревожной полудремы. Корнелиу Порумбойю, «Свистуны», Основной конкурс Сюжет: Румынский офицер полиции Кристи тайно работает на мафию. Он отправляет на отдаленный остров Гомера, чтобы научиться кодовому свистящему языку. Ему нужно во что бы то ни стало выучить язык свистунов, чтобы продолжать общаться с членом мафии Золтом. Золт находится в руках полиции, но только он знает, куда были спрятаны нужные мафии 30 миллионов евро. Интересно: Все профессиональное сообщество в этом году больше всего ждет румына и азиатов, за исключением Тарантино, конечно. Ожидается, что именно они покажут лучшие картины, а не маститые Айра Сакс, братья Дарденн и Педро Альмодовар. Последний, кстати, презентует свою «Боль и славу» в один день с Джессикой Хауснер, и организаторы отдали предпочтение ей, поставив больше сеансов. Что ж, ждем когда темные лошадки скажут свое слово. LostFilm продолжит следить за главными событиями и показами Каннского кинофестиваля. Мы расскажем о самых интересных из них! Оставайтесь с нами.... подробнее
18.04.2019
Канны 2019: Элтон за роялем и страсти по Альмодовару

Сегодня во Франции объявили официальную программу 72-го Каннского кинофестиваля. Директор смотра Тьерри Фремо сразу обозначил главные темы этого года — политика и романтика. Также он с гордостью отметил, что Канны стараются не забывать о роли женщин в кинематографе (не зря на постере красуется молодая Аньес Варда). Стараясь соблюдать гендерный баланс конкурсантов, дирекция отобрала в программу 13 фильмов, снятых женщинами. Конечно, выбор комиссии принес свои ликования и разочарования. Например, столь ожидаемого не только на Лазурном берегу, но и по всему миру фильма Квентина Тарантино «Однажды в Голливуде» все-таки не будет на смотре. «Мы бы очень хотели видеть Квентина у нас, но его лента еще лежит на монтажном столе», — расстроил прессу Фремо. Однако в Канны привезут свои новые шедевры Педро Альмодовар, Пон Джун-хо, братья Дарденн, Терренс Малик, Вернер Херцог и наш Кантемир Балагов (вторая подряд работа на Каннском фестивале). Фремо отметил, что часть картин дирекция еще ждет, и до 14 мая список может пополниться несколькими достойными конкурсантами. Пока что лайн-ап фестиваля 2019 года выглядит следующим образом. Как мы писали ранее, смотр на набережной Круазет откроет полная абсурдного и черного юмора хоррор-комедия Джима Джармуша «Мертвые не умирают». Она же войдет и в Основную программу. В нее также попали: «Боль и слава» (Педро Альмадовар) «Предатель» (Марко Беллокьо) «Озеро диких гусей» (Дяо Инань) «Паразиты» (Пон Джун-хо) «Молодой Ахмед» (Жан-Пьер Дарденн и Люк Дарденн) «Боже мой!» (Арно Деплешен) «Атлантика» (Мати Диоп) «Матиас и Максим» (Ксавье Долан) «Малыш Джо» (Джессика Хауснер) «Извините, мы скучали» (Кен Лоуч) «Отверженные» (Ладж Ли) «Радегунд» (Терренс Малик) «Козодои» (Джулиано Дорнелл и Клебер Мендонса Фильо) «Свистуны» (Корнелиу Порумбойю) «Семейный отдых» (Айра Сакс) «Портрет женщины в огне» (Селин Скьямма) «Должно быть, это рай» (Элиа Сулейман) «Сибил» (Жюстин Трие) Хоть Каннский фестиваль и является средоточием консерватизма в современном мире онлайн-сервисов и высоких технологий (стоит только вспомнить войну с Netflix, который отозвал все свои фильмы с фестиваля, и запрет на селфи на Красной дорожке), все равно его устроители стараются отдать должное массовым хитам, ожидаемым во всем мире. Потому вне конкурса там покажут музыкальный байопик Элтона Джона «Рокетмен», а на премьеру приедет сам певец. Тьерри Фремо даже пообещал сюрприз для гостей фестиваля в виде спрятанного где-то в зале пианино. Возможно, нас ждет живое выступление Элтона. Кроме того, вне конкурса покажут два первых эпизода сериала Николаса Виндинга Рефна «Слишком стар, чтобы умереть молодым», «Лучшие годы моей жизни» настоящего классика французского кино Клода Лелуша, «Марадону» Азифа Кападиа, известного благодаря съемкам «Охотника за разумом» и растрогавшего всех байопика Эми Уайнхаус, а также «Прекрасную эпоху» Николя Бедоса. Выпускник лаборатории Александра Сокурова, Кантемир Балагов, с драмой «Дылда» попал в программу «Особый взгляд», и компанию там ему составят Брюно Дюмон, Кристоф Оноре и другие режиссеры. Каннский кинофестиваль стартует 14 мая, главой жюри основного конкурса был избран Алехандро Гонсалес Иньярриту. Почетную «Золотую пальмовую ветвь» в этом году вручат потрясающему актеру и секс-символу своего времени Алену ДелонуЗатмение», «На ярком солнце», «Рокко и его братья»). UPD: в начале мая дирекция фестиваля объявила о том, что Квентин Тарантино все-таки закончил монтаж «Однажды в Голливуде» и не только привезет ленту на Лазурный берег, но и поборется с ней за главный приз смотра. Кроме того, в основной конкурс вошла мелодрама Абделатифа Кешиша «Мектуб, моя любовь 2». Другим звездным гостем Канн станет Сильвестр Сталлоне, который представит гостям события очередную часть «Рэмбо» — «Последняя кровь». А фильмом-закрытием 72-го Каннского кинофестиваля была избрана новая лента режиссеров «1+1», Оливье Накаша и Эрика Толедано, — «Особенные».... подробнее